Обращение почетного президента АККОР Владимира Башмачникова к делегатам XXXI Съезда АККОР

Пришло время для расширения российского фермерства

Развёрнутый вариант выступления на заключительной части съезда АККОР, прошедшего 18-19 февраля 2020 года в Москве

Наш сегодняшний съезд – это вторая общественная акция, проводимая в рамках отмечания тридцатилетия становления современного фермерства в России. На прошлом тридцатом съезде мы говорили о знаковой годовщине важных государственных решений о снятии политического запрета на ведение в стране частных крестьянских хозяйств. А сегодня мы празднуем тридцатилетнюю годовщину со дня учреждения Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов России (АККОР), которая в течение тридцати лет была и остаётся дееспособным органом крестьянского (фермерского) самоуправления.

Сегодня для всех нас членов АККОР праздник – наша представительская организация выжила, не смотря на все трудности и невзгоды, и продолжает работать. А для меня это особенно дорогой праздник. Дело в том, что я, будучи участником инициативной группы, затеявшей создание ассоциации фермеров России, получил от коллег, может быть, самое сложное и требующее значительного времени поручение – организацию строительства широкой всероссийской сети первичных (региональных и районных) фермерских ассоциаций. Для выполнения этой работы тогда удалось сформировать дружную немногочисленную команду, которая уже к учредительному съезду задуманной федеральной ассоциации смогла обеспечить регистрацию тридцати шести региональных ассоциаций.

На том учредительном (первом) съезде собрались представители 57 регионов. В том числе от тридцати шести регионов приехали делегаты, избранные на региональных фермерских собраниях. Это обеспечило созданной на съезде ассоциации высокий статус Всероссийской организации фермеров. Она получила название Ассоциации крестьянских хозяйств и сельскохозяйственных кооперативов АККОР, где последняя буква Р символизировала слово России. В резолюции съезда была поставлена задача – продолжить формирование сети первичных фермерских ассоциаций в соответствии с принятым уставом АККОР – создавать первичные ассоциации в муниципальных районах и в крупных сельских поселениях.

Координация этой работы была поручена мне как первому вице-президенту Ассоциации. Уже через полгода я продолжал выполнять это поручение в статусе исполняющего обязанности президента АККОР, а ещё через полгода уже занимался строительством системы АККОР в статусе её президента. В эту важную работу тогда включилось много фермерских энтузиастов в каждом российском регионе. Их не нужно было агитировать и подталкивать. Им нужно было немного помогать в частности в налаживании взаимопонимания и сотрудничества с региональными властями.

Та работа оказалась непростой. Было много помех естественных и искусственных, создаваемых многими региональными чиновниками – фермерскими недоброжелателями. Много сил и времени приходилось тратить на их преодоление. Как-то подсчитал, что за десятилетний период такого организационного строительства лично я, не считая других сотрудников федерального штаба АККОР, побывал в 54 региональных ассоциациях по три раза, а в половине – даже по пять раз. Но дело двигалось.

Кстати сказать, нам тогда помогал и административный ресурс. Особенно первые два года – до путча. Была политическая «крыша» ЦК КПСС и было сотрудничество с Госкомитетом РСФСР по земельной реформе, возглавляемым сторонником фермерства В.Н. Хлыстуном. В результате проделанной работы к десятому съезду (первому юбилею) поставленная перед нами задача по строительству системы АККОР была в основном выполнена. И вот эта сложная организационная система – не государственная, а общественная – сохранилась, выстояла и продолжает выполнять свою миссию – защищать интересы фермерства.

Как этому не радоваться? Я, наверное, в эти дни ощущаю эмоции, схожие с тем, что вы, фермеры, испытываете на хлебной ниве, когда ладонями проводите по тугим зерновым колосьям. Ведь АККОР – это наше, в том числе моё, детище!

Естественно возникает вопрос, почему Ассоциация фермеров сохранилась. Ответ достаточно простой – она все эти годы была фермерству полезная. За тридцать лет своей активной работы АККОР сделала немало добрых дел и помогла фермерам в решении многих вопросов их жизнедеятельности. Считаю, что основные из них следующие.

Во-первых, АККОР приняла инициативное участие в разработке и в обеспечении принятия первого Закона о КФХ и позднее отстояла сохранение большинства его важнейших положений во второй редакции Закона и в последующих законодательных актах.

Во-вторых, АККОР приняла непосредственное участие в подготовке государственного решения о выделении первой существенной стартовой поддержки фермерам-первопроходцам (эквивалентной одному миллиарду долларов по курсу начала 1990-х годов) и организовала целевое доведение её до адресатов с помощью созданной по решению второго съезда фермеров России, поддержанной Правительством, возглавляемым И.С. Силаевым. В результате сформировался почти сорокатысячный отряд фермеров, большинство которых и ныне составляют ядро фермерского сектора и опору АККОР,

В-третьих, АККОР продолжала отстаивать интересы фермеров в трудных условиях второй половины 1990-х годов и первого десятилетия нового века, когда из-за глубокого экономического кризиса, вызванного разрушением Советского Союза и общей, тесно сплетённой межреспубликанской экономики, новое российское государство радикально изменило вектор аграрных преобразований – переориентировалось на приоритетное развитие крупных агрохолдингов и мегаферм, Известно, что российское Правительство в конце 90-х годов утвердило разработанную под руководством радикального либерала министра экономразвития Г.О. Грефа новую концепцию развития российского АПК, предусматривающую сдерживание развития фермерства. Тогда государство отняло у фермерства, у АККОР многие экономические позиции и права, завоёванные в первые десять лет. Но АККОР не растерялась, а сохранила силы и плодотворно работала на следующих направлениях:

  1. настойчиво и квалифицировано разъясняла российскому обществу и власти ошибочность односторонней аграрной политики по поддержке только крупного агробизнеса;
  2. благодаря настойчивости, сочетающейся с политической гибкостью, добилась включения государством в приоритетный проект по развитию АПК специального раздела по государственной поддержке малого агробизнеса, в т. ч. фермерства;
  3. сохранила костяк своей организации и даже полезно обновила свой дееспособный кадровый потенциал.

В-четвёртых, во втором десятилетии нового века АККОР под руководством В.Н. Плотникова, опираясь на растущие показатели фермерского сектора сельхозпроизводства, активно используя широкий арсенал общественных и политических методов работы, привлекая в поддержку авторитет международных фермерских движений, сумела убедить руководство страны вернуться в аграрной политике к фермерской теме. Возобновляется конструктивное сотрудничество фермерских объединений с Минсельхозом РФ и региональными госорганами управления АПК. На качественно новый уровень выходит сотрудничество с Россельхозбанком и Росагролизингом, со многими агросервисными системами с целью улучшения производственно-хозяйственного обслуживания крестьянских фермерских хозяйств.

Это позитивно сказывается на развитии фермерского производства. Здесь чётко проявляется взаимообусловленность: фермерский рост производства повышает авторитет АККОР в обществе и во власти, а целеустремлённая и профессиональная работа АККОР содействует росту значимости фермерского сектора.

Но отмечать юбилей – это не значит только подведение итогов. Важно также определение с учётом достигнутого направлений и задач в дальнейшей работе, в том числе по её улучшению. Президент АККОР В.Н. Плотников в своём докладе на съезде совершенно справедливо сказал, что основной проблемой нашего фермерства была и остаётся низкая доходность большинства крестьянских (фермерских) хозяйств. Согласен, что решение этой застарелой проблемы в значительной степени зависит от щедрости государства, от его экономической, в том числе финансовой поддержки малого агробизнеса.

По данному направлению уже есть заметные подвижки. Это признали сами фермеры, выступившие на съезде. Но на съезде и на заседаниях, и в кулуарах густо звучало, что главной причиной низкой доходности являются неадекватные цены как на фермерскую продукцию, так и на ресурсы. А этот фактор ныне оказался почти полностью в руках крупных монополистических агропромышленных компаний и связанных с ними торговых сетей. Именно сверхмонополизм стал главным потрошителем фермерских хозяйств.

В отличие от китайского коронавируса, в мире давно известны средства борьбы со всепоглощающим вирусом экономического монополизма. Основным таким средством, надёжно защищающим семейные фермерские хозяйства от гнёта монополий, в международном фермерском движении признано кооперирование фермеров. Фермерские кооперативные объединения помогают удерживать для крестьян цены на продукцию и на ресурсы на приемлемых уровнях. Об этом у нас давно рассказывается во всех уголках, на всех собраниях, во всех сельхозвузах и даже уже в школах.

Но несмотря на это широкого кооперирования фермеров в России ныне нет, Есть лишь отдельные достаточно показательные примеры. Многие причины такой ситуации проанализированы на 7-м Съезде сельских кооперативов. Нет необходимости их все здесь называть. Отмечу лишь ту, которая во многом определяется качеством самого нынешнего российского фермерства – фермерства в России сегодня крайне мало. Количество КФХ явно не соответствует ни потребностям развития сельских территорий, ни задачам по развитию кооперации, которая является ключом и к повышению доходности крестьянских хозяйств, и к сохранению обжитости сельских территорий.

К сожалению, многие фермерские активисты, приезжающие на всероссийские съезды, в том числе и фермерские лидеры, не видят связи между, с одной стороны, количеством фермерских хозяйств, а с другой стороны – уровнем цен на фермерскую продукцию и потребляемые фермерами ресурсы. Большинство из нас – выходцев из социалистического мира – по инерции преувеличивает возможности нынешней государственной власти в вопросах регулирования цен – как розничных, так и оптовых. Думаем, что госчиновники в этих вопросах многое могут, но не хотят, потому что занимают сторону монополистов, сетевиков. Они, якобы, напрямую служат интересам крупного агрокапитала, а интересы субъектов малого агробизнеса, крестьян – игнорируют. Они, мол, просто не хотят заставлять монополистов умерить свою жадность и принимать фермерскую продукцию или продавать фермерам удобрения по приемлемым, достаточным ценам.

В резолюциях почти всех фермерских съездов записаны призывы к Правительству РФ срочно исправить существующую ситуацию. Делегаты съездов требуют в жесткой форме перестать служить только агроолигархам и стать общенародными регуляторами ценовых отношений. Но при этом недостаточно учитывается, что в рыночных условиях быстродействующих административных рычагов воздействия на процесс ценообразования у нынешнего правительства значительно меньше, чем было при социалистической плановой системе.

В общем-то рычагов и средств воздействия тоже немало, но они другие, не командные, а косвенные. Важнейшими считаются меры по сохранению и развитию конкурентности, конкурентной среды для участников экономической деятельности. Во многих странах дальнего зарубежья уже в течение тридцати-пятидесяти лет практикуется государственная поддержка образования и развития крупных многоэтажных кооперативных объединений фермерских хозяйств. Такие крупные производственно-хозяйственные системы, состоящие из сотен и даже тысяч, а то из десятков тысяч, успешно конкурируют с коммерческими капиталистическими агропромышленными гигантами. Они не идут на сговор с монополистами, а вынуждают их смягчать свои требования и нормативы в ценовой политике.

Государства в таких случаях достигают необходимого баланса в соотношении крупных и малых бизнесов и добиваются сглаживания социальных противоречий. Такой опыт есть в США (пример очень крупного кооперативного объединения фермеров «Лэнд-о-лэйкс»), в Индии (пример сверхкрупной кооперативной системы мелких производителей молока), в Финляндии (пример крупной кооперативной системы «Валио» – более подробно см. в книге: Владимир Башмачников, «Подрезанные крылья российского фермерства», стр. 150-175).

В России пока такой зарубежный опыт создания и работы крупных кооперативных систем, способных конкурировать с крупными коммерческими структурами, даже не изучается. У нас государство лишь недавно начало поддерживать малые потребительские кооперативы. Конечно, это уже шаг вперёд. Малые кооперативы частично решают для своих членов вопросы реализации продукции по повышенным ценам. Но чаще всего это удаётся только на местных рынках в границах районов или редко в границах конкретных регионов.

Выйти за эти узкие границы не удаётся из-за малых объёмов однородной продукции. На большей части страны ныне нет такого количества КФХ определённой специализации, которых было бы достаточно (хватало бы) для формирования не только крупных производственно-хозяйственных систем, опирающихся на субъектов малого и среднего агробизнеса. В Нечерноземной зоне европейской части России в большинстве муниципальных районов сегодня нет концентрации КФХ, зрелых товарных крестьянских подворий, необходимых даже для создания дееспособных малых потребительских кооперативов.

И всё-таки российскому фермерству судьбой предначертано (предопределено) расширяться, множиться. Без этого не будет у нас достойного и эффективного, широкого крестьянско-кооперативного уклада, способного заселить (наполнить) сельскую территорию людьми патриотичными, деловитыми, граждански активными, удовлетворёнными своим крестьянски-фермерским образом жизни, ощущающих себя счастливыми. Без этого в российской сельской местности укоренится стиль и образ жизни подёнщиков-пролетариев, так называемых участников (субъектов) рынка труда. Возможно тогда и потеряется само понятие «Малая Родина», а с ним и готовность каждого её ревностно защищать.

Не согласен с теми, кто пытается убедить наше общество в том, что в России из-за исторических причин уже нет и не будет достаточного количества активных людей (крестьян), за счет которых возможно количественное расширение реального фермерства. Да, готовых крестьян-хозяев действительно мало. Но есть достаточно много молодого человеческого материала и на селе, и даже в городах, из которого при благоприятных условиях могут вырасти настоящие хозяева, умеющие не просто работать (выполнять хозяйское задание), а производить продукцию, хозяйствовать, заботиться об улучшении среды обитания своих семей – среды природной и среды общественной).

Мне возразят, что на выращивание настоящих крестьян-фермеров потребуется длительное время, десятилетия, а у нас, мол, люди настроены на короткие напряженные рывки. В принципе, тот настрой верный. Есть направления, где без рывков ныне не преодолеть сложившиеся отставания. Но есть и другие сферы, где рывки противопоказаны, где нужна более спокойная, вдумчивая, хотя и не менее целеустремлённая работа по изменению ситуации. Прежде всего, это работа по изменению людей. Вот выращивание фермеров-хозяев, по моему мнению, и относится к такой сфере деятельности.

В стране уже имеется в нескольких регионах опыт создания условий и серьёзной организации работы по «выращиванию» сельских предпринимателей – иначе «товарных подворий» – и подготовке их поэтапного перехода в категорию официальных и зрелых КФХ. Вероятно, на этот опыт опиралась федеральная власть, перенося городскую практику поддержки стартапов на сельские условия.

Особенно показателен и поучителен опыт Белгородской области. Там по инициативе губернатора Е.С. Савченко ещё в середине нулевого десятилетия для снижения сельской безработицы, порожденной индустриальными мегафермами и агрохолдингами, была разработана многолетняя программа развития в селах и деревнях сельского малого предпринимательства. Программа получила государственный региональный статус, немалое региональное финансирование и название – бренд – «Семейные фермы Белогорья». Данная программа не предполагала резкого рывка. Была рассчитана надолго. И вот за три пятилетки в области создано 5,5 тыс. товарных семейных ферм. Они успешно работают. Рыночные доходы их хозяев при хорошо организованном сбыте продукции в размере 300000рублей в год на семью (в среднем) ныне удерживают селян на селе. Программа работает дальше. Уже заработал социальный лифт – десятки семейных ферм расширяют свой агробизнес и переходят в статус КФХ.

Аналогичная работа по «выращиванию» малых агробизнесов ведётся еще в ряде регионов – в Татарстане, в Ульяновской области, в республике Саха (Якутия). У этих практик есть общие черты – инициаторами и гарантами твёрдости выбранного курса являются главы регионов. В работу по реализации таких программ включены работники органов управления АПК, а также сотрудники администраций муниципальных районов и сельских поселений. Но самое важное для АККОР – в эту работу официально вовлечены фермерские ассоциации. И это серьёзно способствует успеху.

Я убеждён, что наша АККОР на новом тридцатилетнем этапе своей жизнедеятельности и в центре, и на местах должна кроме традиционной заботы об улучшении работы имеющихся своих членов всё более активно включаться в работу по расширению фермерского сектора. Нам необходимо изучать и пропагандировать подобные практики, инициировать научно-практические конференции по данной проблематике (по расширению фермерского сектора), неустанно разъяснять государственным деятелям всех уровней важность расширения фермерского сектора и его перерастания в фермерско- кооперативный сектор. Всё это будет способствовать развёртыванию АККОР в более широкую представительскую организацию российского крестьянства. Не сложно понять, что через это выиграет и материально, и морально каждый член нашей ассоциации.

Владимир БАШМАЧНИКОВ,
почетный президент АККОР, профессор.

Комментариев нет

No comments yet.

RSS feed for comments on this post.

Sorry, the comment form is closed at this time.